Консолидированная De Beers – дорогое удовольствие для Anglo

02/04/2013 at 22:18

Anglo American, завершившая в прошлом году консолидацию 85% акций De Beers, получила контроль над крупнейшей алмазодобывающей компанией мира с уникальными активами, сбытовой сетью и брендами, один из которых, «A diamond is forever», признан наиболее эффективным слоганом XX века. Но вместе с этим Anglo перешли масштабные финансовые и долговые обязательства, лежащие на De Beers. В частности, два горнодобывающих проекта, затраты на которые в портфеле Anglo уступают только гигантскому железорудному проекту Минас-Рио (Minas-Rio). А также долг De Beers, оценивающийся в $722 млн — без учета кредитов на сопоставимую сумму, предоставленных акционерами в кризис 2008-09 годов.

Обретение контроля публичной Anglo American в непубличной De Beers позволило рынку ознакомиться с некоторыми деталями оценки лидера мировой алмазодобычи. Как следует из отчетности Anglo, активы De Beers суммарно оцениваются в $13,2 млрд. Общий объем обязательств De Beers – $4,6 млрд; из этой суммы кредиты и заимствования составляют $1,58 млрд. При этом чистый долг самой Anglo к концу года возрос (во многом за счет сделки с семьей Оппенгеймеров) до $8,6 млрд по сравнению с $5,5 млрд на 30 июня.

Операционная прибыль De Beers Group в 2012 году упала на 45% в годовом исчислении, до $676 млн. Доля Anglo в этом показателе, несмотря на увеличение пакета с 45% до 85%, снизилась на четверть по сравнению с 2011 годом, до $496 млн. Продажи алмазного сырья De Beers сократились в прошлом году на 15%, до $5,5 млрд, цены на алмазы компании — на 12% (отметим, что это минимальный рубеж по отрасли, так как падение цен в 2012 году достигало 20%).

Снижение финансовых показателей объяснялось падением не только цены, но и объемов добычи. Первоначально De Beers заявила, что берет курс на техобслуживание рудников, проведение вскрышных работ и безопасность, но впоследствии выдвинула тезис о реализации политики поддержки спроса, предполагающей сокращение избыточного предложения сырья. В итоге добыча алмазов сократилась в прошлом году на 10,8%, до 27,9 млн каратов.

Основной причиной спада добычи De Beers в 2012 году стала остановка крупнейшего рудника компании, Жваненг (Jwaneng), который обеспечивает 60-70% выручки Debswana (на нее, в свою очередь, приходится порядка 70% совокупного объема алмазодобычи группы De Beers). Производство на Жваненг было приостановлено в конце июня вслед за обрушением стенки карьера. Добыча не велась 7 недель, в течение которых De Beers провела комплексный геотехнический анализ рудника. В декабре в результате проливных дождей Жваненг был частично затоплен, что привело к новым задержкам на производстве. Debswana, по ее собственным данным, не получила 1,4 млн каратов алмазного сырья из-за оползня, а кроме этого, сократила добычу на 2,6 млн каратов «в условиях слабой активности на мировом рынке». Источники на рынке предполагают, что Жваненг не вернется к нормальному производству до второй половины 2013 года.

Именно с расширением Жваненг связан один из двух приоритетных проектов De Beers – Жваненг Кат-8 (Jwaneng Cut 8). Расширение Жваненг оценивается в $3 млрд, из них с 2010 года было инвестировано $450 млн в создание инфраструктуры. Проект предполагает начало добычи в 2016 году и выход на полную мощность (около 10 млн каратов) в 2018 году. De Beers ожидает в ходе эксплуатации рудника до 2028 года добыть 95-100 млн каратов алмазов, которые оцениваются в $15 млрд.

Второй проект — строительство подземного рудника на трубке Венеция (Venetia), где истощение руд было отдельно отмечено De Beers в отчетности за 2012 год – оценивается в $2,1 млрд. Подземный рудник на Венеции, согласно ожиданиям компании, откроется в 2021 году, а с 2024 года добыча на нем составит около 4 млн каратов. В итоге эксплуатация Венеции будет продлена до 2042 года. Окончательные разрешения регуляторов ЮАР были получены в феврале этого года.

Капвложения на Жваненг Кат-8 и подземный рудник Венеция, которые совокупно оцениваются в сумму более $5 млрд, одобрили советы директоров De Beers и Anglo, но этим проекты алмазодобывающей монополии не исчерпываются. В Канаде De Beers принадлежит 51-процентная доля в СП по разработке потенциально крупнейшего алмазного месторождения на американском континенте – Гачо Куэй (Gahcho Kue). Предполагаемые запасы Гачо Куэй оцениваются в 50,5 млн каратов, выявленные ресурсы — 3 млн каратов, срок отработки рудника – 15 лет. Производство на уровне 4,5 млн каратов в год планировалось начать в 2012-13 годах; позднее срок был отложен на 2014 год в случае получения положительного решения экологической экспертизы.

Одним из последствий увеличения доли в De Beers стало перенесение на баланс Anglo American расходов на геологоразведку, которую проводит De Beers. Именно этим вызван 70-процентный рост расходов Anglo на разведку в прошлом году, до $206 млн. И пусть эта цифра выглядит несущественной на фоне общего объема капвложений Anglo – около $5,7 млрд в 2012 году, — но она лишь немногим менее капзатрат самой De Beers ($249 млн) и красноречиво отражает текущую стадию разработки проектов алмазного подразделения Anglo.

С того момента, как Anglo American объявила о выкупе доли в De Beers у семьи Оппенгеймеров, алмазный рынок опасается, что влияние корпорации принесет большие перемены в деятельность компании. Некоторые события, произошедшие с De Beers за последний год, действительно могут трактоваться именно так. Достаточно вспомнить октябрьский сайт Diamond Trading Company (DTC), объем которого — $750 млн — стал рекордным для прошлого года. Масштаб объясняется тем, что DTC неожиданно обязала сайтхолдеров выкупить объемы сырья, отложенные ранее до марта 2013 года в связи с недостатком ликвидности. Параллельно DTC пришлось снизить цены, хотя по итогам предыдущего, августовского, сайта, когда стоимость упала на 8-10%, руководство De Beers заявило, что более не намерено идти на снижение цен. Но даже это не сделало меру популярной, потому что были нарушены сразу два обещания, данные сайтхолдерам – о том, что досрочного выкупа не будет, и о неизменности цен. Закономерно, что следующие сайты DTC стали худшими для компании в прошлом году ($480 млн в ноябре и $490 млн в декабре), так как стоки сайтхолдеров были затоварены, маржа сокращалась, а ликвидности в нужном объеме не имелось. «Ручное управление» в ходе октябрьского сайта, вызванное, по мнению ряда экспертов, желанием Anglo максимизировать прибыль, не принесло дивидендов ни De Beers, ни ее клиентам, а значит и отрасли в целом.

Но строительство рудников – это другое. Вне зависимости от своих приоритетов и финансовых показателей, Anglo будет очень нелегко отказаться от масштабных проектов De Beers или задерживать их реализацию. Когда во второй половине прошлого года добыча на Жваненг была по ряду причин сокращена, многие сайтхолдеры, базирующиеся в Ботсване, ощутили проблемы с сырьем. По публикациям Хаима Эвен-Зохара (Chaim Even-Zohar), поставки некоторым сайтхолдерам сократились в течение нескольких сайтов на 60-85%. Не лишне напомнить, что к концу 2013 года De Beers планирует окончательно перенести в Габороне центр своей торговли из Лондона. А ранее, следуя договору с правительством Ботсваны, De Beers активно призывала сайтхолдеров открывать фабрики в этой стране в рамках программы бенефикации, способствуя росту занятости в алмазообрабатывающей отрасли. И именно эти сайтхолдеры, открывшие производство в Ботсване только из-за того, что это обеспечивало их сырьем De Beers, в прошлом году столкнулись с тем, что компания не смогла выполнить свои обязательства полностью в рамках программы ITO.

Алмазные проекты – одни из самых капиталоемких в портфеле диверсифицированной Anglo, основу выручки которой при этом составляют железная руда, уголь, медь и платина. Они уступают только железорудному Минас-Рио, одному из крупнейших горнодобывающих проектов в мире, смета строительства которого близка к $9 млрд. Именно громадные издержки и отсутствие прогресса в реализации этого проекта, по слухам, стоили кресла главному исполнительному директору Синтии Кэрролл (Cynthia Carroll). Второй причиной стала «тяжелая» сделка по выкупу доли в De Beers. Несмотря на гордые заверения о том, что алмазный бизнес всегда был и остается одним из основных для Anglo, сомнения в эффективности этой сделки и ее благотворном влиянии на баланс корпорации, совсем не беспочвенны. И отсутствие свободы маневра со сбытом и производством на крайне специфическом алмазном рынке только усиливает эти сомнения.

Борис Ашкенази для Rough&Polished

http://www.rough-polished.com/ru/analytics/75719.html